«Полная ликвидация» Си Цзиньпина

В Китае с 2020 года проводится начатая Си Цзиньпином кампания «полная ликвидация», направленная против Фалуньгун и свободы мысли его последователей.

Прогнозы политических аналитиков, говорящих, что раз репрессии Фалуньгун начал Цзян Цзэминь и осуществлялись они в основном чиновниками из его партийной фракции, то пришедший к власти Си Цзиньпин, начавший расставлять всюду людей своей фракции, может и прекратить репрессии, не оправдались.

Скорее всего, потому, что для этого мало реабилитировать Фалуньгун, нужно будет признать ошибочный курс партии на его подавление, а вместе с ним и привлечь к ответственности чиновников, совершавших преступления в ходе репрессий. В частности тех, кто до сих пор наживается на насильственном извлечении органов у заключённых последователей Фалуньгун, а этот бизнес по оценкам экспертов приносит им до 1 млрд. долларов в год.

Видимо, Си решил, что ему проще продолжить репрессии, чем признать наличие таких проблем в своей партии. Так что теперь, когда Цзяна на политической арене уже нет (по сути, он уже превратился в ничего не соображающий овощ), вся ответственность за репрессии Фалуньгун и все сопутствующие им преступления ложится на Си Цзиньпина.

Вернёмся к кампании «полная ликвидация». Вот как она проходит сейчас. Информация взята с сайта Минхуей.

Миньоны Си Цзиньпина против самосовершенствования

Во второй половине дня 10 марта 2021 года во время работы к Цяну, чьи родители занимаются Фалуньгун, подошли два чиновника. Они сказали, что если он убедит родителей поставить подпись на заявлении о том, что они отказываются от практики Фалуньгун, своих убеждений и самосовершенствования, то их имена уберут из чёрных списков, и у них не будет проблем во время путешествий.

Цян спросил: «С ними всё будет в порядке, если они подпишут заявления. Но если они этого не сделают, у них будут проблемы?»

«Даже если они попадут в беду, всё будет не так серьёзно. Мы не причиним им особого вреда», – ответил чиновник.

«Не так серьёзно? Моего отца арестовали и зимой заставили стоять в ледяной воде, а маму сковали наручниками и кандалами. Что ещё вы хотите сделать?» – повысил голос Цян.

«Мы этого не делали», – сказали чиновники и поспешили уйти, поскольку Цян отказался с ними сотрудничать.

Начальник Цяна тоже был возмущён их поведением: «Почему они не могут сделать что-то полезное?»

Два дня спустя один из чиновников вернулся и заявил, что хочет поговорить. Цян согласился и вышел с ним на улицу. Затем тот попросил его сесть в полицейскую машину.

Цян сел и увидел на передних сиденьях двух полицейских. Они заявили: «Закон гласит, что практика по Фалуньгун запрещена…»

Цян прервал его: «Я изучаю законы. Вы сказали, что это незаконно. Можете ли вы сказать мне, какой закон нарушили мои родители?»

Они помедлили минуту и ответили: «Если хотите знать, какой это закон, тогда проедем в полицейский участок, и мы вам его покажем».

«Если это действующий закон, он должен быть доступен для общественности. Почему бы вам не проверить это в Интернете прямо сейчас?» – настаивал Цян.

Они уклонились от ответа, а затем велели ему вернуться к работе.

Фальшивая подпись

В другом случае чиновники пришли к мужу последовательницы Фалуньгун и приказали ему подписать заявление об отказе от самосовершенствования от её имени. Когда они попытались силой заставить его, схватив за руку, его коллега, находившийся рядом, больше не мог этого выносить. Он предложил: «Хорошо, давайте, я подпишу». В итоге они разрешили ему поставить подпись.

Для чиновников было достаточно любым путём получить подписи, независимо от того, кто на самом деле подпишет их документы. Главным для них было отчитаться о выполненном задании.

Карма Си Цзиньпина

В начале репрессий (в 1999 году), когда в китайских тюрьмах оказались сотни тысяч заключённых практикующих Фалуньгун, руководству тюрем тоже были даны требования, заставить их подписать отказ от стремления к совершенствованию. Тюремщики обещали, что как только они подпишут, их сразу освободят. Подписавших называли «преобразованными», но отпускали их не сразу. Их использовали для «преобразования» остальных, где под «преобразованием» понимались физические и психологические пытки.

Цзян рассчитывал, что за три месяца «преобразует» всех практикующих Фалуньгун. Но для самосовершенствующегося человека поставить подпись под отказом от своих духовных убеждений, равносильно расписаться в продаже своей души. Поэтому все кампании по «преобразованию» провалились и поэтому чиновники сегодня могут просто собрать фальшивые подписи, чтобы только выполнить партийную разнарядку.

Фактически Си Цзиньпин со своей «полной ликвидацией» просто повторил опыт начавшего преследование Фалуньгун Цзян Цзэмина. И не важно, какое количество подписей фальсифицируют, ответственные за эту кампанию чиновники, Си тем самым взял ответственность (в том числе и кармическую) за репрессии Фалуньгун на себя.

Свобода мысли

Свобода мысли и слова предполагает право индивида беспрепятственно формировать свои убеждения и мнения, придерживаться их, право на свободный отказ от них, а также право на свободное выражение своих мнений и убеждений.

Свобода веры

Свобода вероисповедания является более узконаправленным понятием, и включает в себя лишь религиозную составляющую социального быта. Имея такую свободу, человек получает возможность выбрать интересующую ему религию, не опасаясь преследований и гонений со стороны государства и общества.