Неугодных граждан в Китае разбирают на органы

Сейчас уже трудно найти человека, который ничего не слышал о нелегальной торговле органами. И если в Америке и Европе с этим явлением в первую очередь будет ассоциироваться Китай, то в нашей стране, большинство сразу вспомнят Югославию.

Что не удивительно, ведь правительство РФ официально осудило преступное изъятие органов во время войны в этой стране, а Европарламент (Декларация 0048/2016 — 27.04.2016 г.) и Конгресс США (Резолюция 343 — 13.06. 2016 г.) осудили насильственное изъятие органов у узников совести в Китае.

С политической точки зрения понятно, почему на Западе не очень любят говорить о том, что было в Югославии, но у нас также не любят говорить о том, что происходит в Китае, происходит до сих пор. Поэтому сейчас мы будем говорить о том, что происходит сегодня, и касается громадного количества людей.

 

Трансплантационный геноцид

По последним данным правозащитников, в Китае за прошедшие 16 лет было убито ради органов 1,5 млн. человек. Учитывая, что абсолютное большинство из них принадлежало к одной группе — последователям Фалуньгун, то это совершенно точно подходит под определения геноцида.

А что об этом говорит официальный Китай? Ещё несколько лет назад в Китае официально было признано только существование практики изъятия органов у казнённых заключённых. Вкупе с засекреченным количеством казней и отсутствием открытой статистики о проведении трансплантационных операций, им некоторое время удавалось сохранять видимость законности.

Но всё больше становилось пациентов, которые рассказывали, что получили нужный им орган в Китае спустя всего несколько дней, что никак нельзя объяснить в случае с забором органа после казни. Если только казнь не была назначена сразу после поступления заказа на нужный орган, причём казнён должен был быть именно тот заключённый, орган которого подходил заказчику.

Но даже в этом случае, количество официальных казней никак не могло удовлетворить гигантский спрос на органы, как со стороны «трансплантационных туристов», специально приезжающих в Китай на операцию, так и со стороны самих китайцев. Ведь согласно традициям в Поднебесной не принято жертвовать собственные органы, даже когда человеку они уже не нужны (после смерти).

 

Живой банк органов

Правда выплыла на свет в 2006 году когда стало ясно, что, во-первых, в Китае используют заключённых исправительно-трудовых лагерей и тюрем как живой банк органов и, во-вторых, этими заключёнными являются не уголовники, а узники совести. Большая часть которых принадлежит к последователям репрессируемой с 1999 года школы Фалуньгун.

Во время расследования, правозащитники звонили в клиники и узнавали, могут ли те достать нужный орган, как скоро и от какого донора. Врачи в большинстве случаев прямо рассказывали что сами выбирают доноров из числа заключённых последователей Фалуньгун.

А как обстоит дело сегодня? Практически ничего не изменилось, за исключением упразднения в Китае системы трудовых лагерей, что привело только к росту числа заключённых в тюрьмах, в частности по 300 статье УК КНР, формулировка которой позволяет посадить любого человека только за его религиозные убеждения. Кроме этого некоторые трудовые лагеря просто сменили названия и продолжают работать под другими вывесками.

 

Масштаб нелегальной торговли органами

Китаю всё труднее скрывать масштаб нелегальной торговли органами — по последним данным правозащитников в стране проводится от 60 до 100 тысяч операций в год. Именно такие цифры получились после анализа статистики операций клиник, которые её не скрывали. И оценки количества мест и среднему времени пребывания пациентов в трансплантационных клиниках, которые скрывали свою статистику.

Оборот от нелегальной торговли органами в КНР, по оценке канадского документалиста Леона Ли, исследовавшего эту тему, составляет около $1 млрд. в год.

American Journal of Transplantation заметил, что резкое расширение инфраструктуры трансплантации в Китае делает неправдоподобными все официальные сообщения о количестве операций и о том, откуда берутся органы. По официальным данным в Китае пересаживают около 10 тысяч органов в год. Сколько происходит казней в год не известно — правозащитники считают, что несколько тысяч. Это может объяснить официальное количество операций, но не бурный рост трансплантационной отрасли в Китае, начавшийся после 1999 года.

Да, до 1999 года для операций в Китае действительно использовали в основном органы казнённых преступников. И, за шесть лет с 1994 по 1999 гг. по официальной статистике было сделано 18 500 операций. А после 1999 года начался резкий рост операций, строительство новых трансплантационных клиник. Что же изменилось? В 1999 году в Китае начались репрессии Фалуньгун и тюрьмы и трудовые лагеря оказались переполнены новыми «врагами народа», которые, в отличие от уголовников не имели юридической защиты.

 

Причины популярности и репрессий Фалуньгун

Фалуньгун был зарегистрирован в 1992 году в Китае как школа цигун. Цигун, как явление стал популярным в Китае во времена Великой культурной революции. Фактически в то время древние китайские школы духовного самосовершенствования, принадлежащие как к буддийской, так и к даосской традиции просто «спрятались» от хунвейбинов под видом оздоровительной гимнастики под общим названием «цигун».

Возможно, именно «духовный вакуум», который остался в китайском обществе после культурной революции и стал причиной громадной популярности Фалуньгун. Ведь эта практика в корне отличалась от обычных стилей цигун, которыми занимались в основном ради здоровья. Фалуньгун же на первое место ставил самосовершенствование человека. Кроме этого было ещё одно отличие — занятия Фалуньгун были абсолютно бесплатными.

К 1999 году Фалуньгун занимались от 70 до 100 млн. китайцев. Обычно коммунистическая партия Китая (КПК) с лёгкостью контролирует все школы, движения и религии в стране, просто вводя своих членов в их руководство. Например, руководитель китайской католической церкви подчиняется не Папе Римскому, а КПК. Но с Фалуньгун так не получилось — школа не имела централизованного управления. А то, что занятия были бесплатными, не давало возможности собирать с них налоги.

В итоге компартия обратилась к своему излюбленному способу контроля — к репрессиям.

 

Пропаганда репрессий в Китае и России

Репрессии не были чем-то необычным для современного Китая, ещё Мао заявлял, что культурная революция должна проводиться «каждые семь или восемь лет». Такое частое использование силы является для КПК просто средством поддержания своей власти.

И всегда, любые репрессии сопровождались массовой пропагандой против репрессируемых. Так было во время устранения контрреволюционеров (1950–1953 гг.). Было при «сотрудничестве» государственных и частных предприятий, когда разбирались с «капиталистами» и «помещиками» (1954–1957 гг.). Было при движении против правых элементов (1957 г.), во время культурной революции (1966–1976 гг.), после бойни на площади Тяньаньмэнь (1989 г.). Так было и с репрессиями Фалуньгун (1999 г.– по сей день).

Воздействие этой пропаганды мы можем наблюдать, прямо в России, просто введя в поисковик слово «Фалуньгун» — некоторые статьи и сайты будут один в один повторять пропаганду компартии Китая, объясняющую почему необходимо репрессировать последователей Фалуньгун, почему можно не соблюдать их права и почему им нельзя сочувствовать.

Возможно, именно этой пропагандой объясняется, что отдельные сотрудники правоохранительных органов РФ как бы забывают, что в России действуют законы России и начинают вести себя так, будто служат КНР. Например, когда сотрудники ФСБ приморского края начинают «прессовать» пенсионерок за критику правительства КНР…? Но, вернёмся к Китаю.

Последователи Фалуньгун и другие заключённые после освобождения утверждали, что тюремщики не считают последователей Фалуньгун за людей, имеющих право на уважение и достоинство. Такое воздействие оказывает пропаганда КПК – она вызывает у людей ненависть к Фалуньгун.

Однако в тюрьмах и лагерях у заключённых последователей Фалуньгун систематически брали анализы крови и проверяли здоровье их внутренних органов. Это не могло делаться из-за заботы об их здоровье, так как многих из них избивали и подвергали пыткам. Единственный возможный ответ — проверки были необходимы для поиска подходящих на продажу органов.

 

Про двойные стандарты

Обычная реакция на всё вышеизложенное со стороны наших, патриотически настроенных соотечественников – недоверие. Их можно понять – сегодня права человека особенно явно используются в качестве политического оружия. Более того, абсолютное большинство международных правозащитных организаций с успехом расследуют нарушение прав человека в странах, конфликтующих со странами, являющимися основными спонсорами этих правозащитных организаций.

Но, разве позиция, что все обвинения Китая в нарушении прав человека, особенно такие как масштабное извлечение органов у узников совести не соответствуют действительности, только потому, что он наш союзник… а обвиняют его представители стран, которым политически выгодно это делать?

Разве это позиция не одинакова с позицией тех западных политиков, которые ничего и слышать не хотят про массовое извлечение органов у пленных сербов во время косовского конфликта? Просто на том основании, что косовские албанцы были их союзниками, (а значит, не могли делать ничего плохого), а обвиняли и официально признали их преступления те, кому это было политически выгодно?

И чем же наши двойные стандарты лучше их двойных стандартов?

Правда не должна зависеть от политических предпочтений, иначе это уже не правда, а политическая позиция.

P.S. Это первоначальный вариант статьи, потом было много редакторских правок, пришлось переписать начало и конец. Окончательный вариант находится тут.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 22 = 23